К интерактивной карте Виды объектов Контакты
Краткая история возникновения и развития комплекса Владивостокской крепости.
Краткая история возникновения и развития комплекса Владивостокской крепости.

Начало оборонительного строительства во Владивостоке было связано с обострением англо-русских противоречий, вызванных Русско-турецкой войной 1876–1878 гг., когда возникла реальная угроза нападения Англии, бывшей союзницей Турции на Дальнем Востоке. Первые батареи были возведены подполковниками Зотиковым и Петропавловским под руководством инженеров Морской строительной части на мысе Голдобина и мысе Эгершельда. Работы были продолжены под руководством прибывшего из Хабаровки военного инженера капитана В.П. Широкова. В 1878 г. Владивосток посетил заведующий инженерной частью Восточно-Сибирского военного округа военный инженер полковник П.Ф. Унтербергер, который на месте разработал проект размещения укреплений и береговых батарей на ближайших к тогдашнему городу высотах. Он предложил оборонять Владивосток как изолированную крепость, а также снабдить его такой артиллерией, которая могла бы на равных вести борьбу с английскими броненосцами, поскольку оказать ему быструю помощь в виде присылки подкреплений было невозможно.

В проектировании и строительстве крепости принимали участие военные инженеры П.Ф. Унтербергер, Широков В.П, Чернокнижников К.С., Чиж С.Ф., Величко В.И., Вернандер А.П., Жигалковский В.И., Маак Э.О., Войновский-Кригер Г.Б., Кухарский В.А, Шошин А.П, Федоров А.Л, Голицин В.А., Унтербергер П.П., Свиньин В.А., Розе К.А., Покус Я.З., Бандин А.П., Васильков А.И. и др.

Фортификационное строительство резко усилилось в 1880 году в связи с обострением отношений с Китаем в Центральной Азии (т.н. Кульджинский вопрос) возникла угроза нападения на Владивосток китайской армии, которую мог поддержать английский флот и во Владивосток были доставлены крупнокалиберные нарезные орудия, а также сформирована рота крепостной артиллерии для их обслуживания. В строительстве береговых батарей принимали участие матросы с эскадры адмирала Лесовского, а работами на месте руководил снова прибывший во Владивосток П.Ф. Унтербергер.

Интенсивность строительства береговых батарей вновь повысилась после 1885 г. из-за очередного обострения отношений с Англией, а в 1888 г. батареи были вынесены на мысы Назимова, Новосильского и Ларионова, благодаря чему получил защиту т.н. Скрыплевский рейд. В 1887 г. началось формирование штабов и управления Владивостокской крепости, а в 1889 г. Владивосток официально объявили крепостью.

В 1895 г. во время Японо-китайской войны была произведена пробная мобилизация и, поскольку определился новый и наиболее реальный потенциальный противник – Япония, то строительство береговых батарей снова усилилось. С этого года началась постепенная перестройка береговых батарей из деревоземляных в бетонные. Эта работа приобрела наиболее широкий размах после 1897 г., когда был принят план реконструкции крепости. Тогда же началось строительство фортов «Южный» на г. Русских на Русском острове (будущий форт Русских), форт «Северо-Западный» (будущий форт Графа Муравьева-Амурского), форт «Северный» (будущий форт № 4 проекта 1910 г.), а также форт «Северо-Восточный» (будущий форт № 2 проекта 1910 г.). В 1899 г. строительство фортов «Северный» и «Северо-Восточный» остановили в связи с разработкой военным инженером полковником К.И. Величко проекта нового оборонительного обвода, расположенного значительно ближе к Владивостоку. План был высочайше утвержден в феврале 1900 г. и по большей части реализован к 1904 г., т.е. к началу Русско-японской войны. Сокращение протяженности оборонительного рубежа было связано с экономическими соображениями, поскольку наряду с Владивостоком потребовалось укреплять и Порт-Артур, куда были отвлечены значительные финансовые и материальные ресурсы. По этому плану строились также форт Суворова, который был передовым фортом-заставой, вынесенным вперед от основного оборонительного обвода, форт Линевича (первоначально Временное укрепление № 3) на правом фланге оборонительного обвода, а также форт Поспелова (первоначально Временное укрепление № 4). Также строился ряд других опорных пунктов (редутов, временных укреплений и люнетов).

В связи с проектированием на Русском острове форта «Южный» на горе Русских встал вопрос об обеспечении безопасного морского сообщения подножия горы Русских с Владивостоком таким образом, чтобы небольшие транспортные суда не выходили в Амурский залив под возможный обстрел кораблей неприятеля. Кроме того, чтобы избежать морского десанта в тыл форта Русских вход в бухту Новик нужно было надежно заградить минами, что могло создать дополнительные неудобства для судоходства. Эти проблемы можно было решить устройством морского канала через перешеек полуострова Саперного Русского острова, который, к тому же еще и сокращал время движения судов из бухты Золотой Рог к подножию горы Русских.

Строительство канала началось в 1897 г. под руководством военного инженера капитана Романовича и затем было продолжено военным инженером капитаном Мааком. Строительство велось в сухую с оставлением перемычек, которые разрушили в последний момент. Глубина канала была около пяти метров, а ширина около восьми с половиной метров. Откосы канала были спланированы, чтобы избежать осыпания. Судоходство по каналу открыли 27 ноября 1899 года, в торжественной обстановке, в присутствии военного губернатора Приморской области Н.М. Чичагова и Приамурского генерал-губернатора Н.И. Гродекова. Почетные гости прошли по каналу на паровой шхуне «Алеут», на капитанском мостике которой распоряжался командир Владивостокского порта контр-адмирал Г.П. Чухнин.
В 1916 году канал был реконструирован. Работы выполнялись подрядчиком Логиновым в летний сезон 1916 года. Канал был углублен, расширен, его набережные были облицованы камнем, а со стороны бухты Новик были построены две гранитные пристани.
После завершения работ по строительству канала, часть Саперного полуострова стала островом, который уже в советское послевоенное время был назван островом Елены.

С возрастанием значения Владивостока как военно-административного и торгового центра России на Тихом океане увеличилась опасность нападения на него со стороны и в предвидении бомбардировки порта открытое хранение взрывчатых веществ стало совершенно неприемлемым.

В связи с этим в 1889 г. комиссией под председательством капитана 1-го ранга Старка была начата работа по проектированию минно-артиллерийского магазина для военного порта. Несколько первоначальных проектов были отвергнуты и только в 1897 г. инженеры Морской строительной части младший инженер-строитель Вебель и инженер-подполковник Неверов представили проект, который в том же году начал воплощаться в жизнь. Комплекс Минного городка вблизи кутовой части б. Золотой Рог был завершен строительством к началу Русско-японской войны.

В годы русско-японской войны 1904-1905 гг. Минный городок снабжал Владивостокскую эскадру крейсеров и флотилию малых кораблей – миноносцев, канонерских лодок, минных заградителей, силами которых на подходах к Владивостоку были выставлены минные заграждения. Часть взрывчатых веществ и пришедшие в негодность мины были также переданы Владивостокской крепости для устройства фугасов и взрывных работ при постройке передовых укреплений. В 1905 г., при получении известий о падении Порт-Артура и ущербе, нанесенном ему 11-дюймовыми осадными гаубицами японцев, в Минном городке были построены два погреба тоннельного типа и устроены запруды на речке для создания пожарных водоемов. Проектировал погреба и руководил их постройкой старший инженер-строитель Исаков.

После начала Русско-японской войны и исходя из опыта обороны Порт-Артура основные усилия строителей были перенесены в район упраздненных ранее фортов Северный и Северо-Восточный, где были в 1904 г. построенные сильные полевые позиции. Их в 1905 г. продлили вдоль долины реки Седанка до берега Амурского залива. На Русском острове оборону также вынесли на весь периметр острова и таким образом размеры крепостного района существенно увеличились.

По окончании Русско-японской войны была выработана общая концепция усиления крепости, согласно которой основной долговременный оборонительный рубеж должен быть вынесен на линию полевых укреплений, построенных в годы Русско-японской войны вдоль южного борта долины реки Седанка. Прямой угрозы Владивостоку в тот период со стороны Японии не было, поскольку после тяжелейшей Русско-японской войны у японцев не было никакого желания больше воевать с Россией.
Тем не менее, стратегическое значение Владивостока, оставшегося единственным портом России на Тихом океане, имеющим железнодорожное сообщение с европейской частью страны, выросло настолько, что было принято решение спешно модернизировать Владивостокскую крепость на новой качественной основе до такой степени, чтобы, безусловно, оградить Владивосток от захвата кем-либо.

В 1909 г. на средства Чрезвычайного кредита по усилению Владивостокской крепости, выделенного правительством Российской империи в 1906 г., развернулось интенсивное инфраструктурное строительство, в ходе которого было построено большое количество дорог, казарм и интендантских складов, а также начато строительство новых береговых батарей во временном варианте, но с установкой орудий на бетонные основания.

В 1908–1909 гг. на Русском острове в б. Труда была построена Минно-пристрелочная станция Морского ведомства, на базе которой проходили испытания всех поступающих во Владивосток торпед путем их пробного пуска, с последующим составлением для каждой из них соответствующего формуляра.

В числе прочих объектов была запроектирована и построена искровая станция беспроволочного телеграфа «Телефункен». Имевшаяся на тот момент в крепости искровая станция «Маркони» к этому времени морально устарела и не могла обеспечивать связь на дальние расстояния. Проектировал и занимался возведением станции производитель работ Временного Управления Строителя Владивостокской крепости военный инженер капитан Е.Д. Алабушев. Строительство началось в 1910 году, в 1912 г. все работы были окончены, доставлено и смонтировано специалистами фирмы «Телефункен» оборудование. На испытаниях была достигнута устойчивая связь с Хабаровском, Харбином, Николаевском-на-Амуре, были слышны станции Петропавловска-Камчатского и Охотска.
Летом–осенью 1910 г. под руководством инженер-генерала А.П. Вернандера были разработаны проекты фортов № 1–7 на материке и фортов №9 – 12 на Русском острове, а также ряда промежуточных опорных пунктов. К их строительству приступили немедленно, причем постройку не остановила даже начавшаяся Первая мировая война.

В организации строительства сооружений Владивостокской крепости по проекту 1910г. был применен ряд новых инженерных решений. Скальный грунт, крутые склоны сопок, где велось строительство, и неготовность хороших дорог для подвоза материалов, а также недостаток транспортных средств сильно затрудняли работы. Огромные объемы укладываемого бетона не позволяли применять для приготовления раствора бетономешалки с ручным приводом. Кроме того, на строительстве по соображениям секретности нельзя было использовать дешевый труд азиатских рабочих, почему строителей пришлось нанимать по контрактам в европейской части страны. Связанная с этим дороговизна рабочей силы и ее относительно небольшое количество заставили применить в самых широких масштабах строительную механизацию.

На постройке фортификационных сооружений применяли бетономешалки с электроприводом, промывные машины (для промывки щебня), камнедробилки Блэка, механические перфораторы, переносные узкоколейные железные дороги системы Дековиля («дековильки») с опрокидными вагонетками фирмы "Артур Коппель" (США), бензиновые двигатели "Перкун" и "Урсус" для привода электрогенераторов постоянного тока в 110В, электрические и паровые буры, электрические подъемные лебедки и подвесные канатные дороги Поллига и Блейхерта-Эйхнера, незаменимые в условиях здешней сильно пересеченной местности для доставки на форты многих десятков тысяч тонн цемента, песка и щебня.

От инженерных мастерских Строительства в районе железнодорожной станции Вторая Речка проложили специальную узкоколейную железную дорогу на паровой тяге по долине Второй Речки, работу по постройке которой вели гражданские инженеры Е.К. Кнорре и Н.И. Баклановский. От нее на все форты Северного отдела от Амурского до Уссурийского залива устроили целую систему подвесных канатных дорог. Подобные дороги были и на Русском острове.

Для канатных дорог сооружали опоры, высота которых в ряде случаев доходила до 25 м, приходилось устраивать мощные фундаменты из каменной кладки на цементном растворе, а на станциях канатных дорог – оборудовать глубокие котлованы-колодцы для противовесов, натягивающих канаты. На полуострове Муравьева-Амурского имелось две группы канатных дорог, в которых насчитывалась 44 и 71 опора, а общая длина соответственно составляла 2281,8 и 6279,1 сажени. В течение 1912 г. первая группа дорог на полуострове (от станции узкоколейной железной дороги “Средняя”), протяженностью около 4,5 верст, вступила в строй. Она могла подавать в день при одной смене людей по 10 тыс. пудов сыпучих или упакованных грузов на каждый из двух участков – форты № 6 и 7.
Вторая группа (от станции узкоколейной железной дороги “Снеговая”), протяжением около 13 верст, была окончена позже, но тоже в течение 1912 г. и имела такую же пропускную способность, однако линии к форту № 1 и мортирным батареям № I и II у бухты Горностай пришлось делать облегченными, с пропускной способностью 2500 пудов в день, с нагрузкой не более 20 пудов в одной вагонетке. Всего по канатным дорогам к концу 1912 г. было перемещено 6 млн. пудов грузов.

Создание форта происходило в несколько этапов. Сначала его размечали на местности, завозили материалы и оборудование, строили для них навесы и временные сараи. Одновременно, неподалеку от места работ собирали временные бараки и капитальные казармы из деревянных щитов, а также дома для начальствующего состава. Таким образом, вырастал целый городок строителей. В городке обычно было не менее двух капитальных деревянных казарм из деревянных щитов для законтрактованных рабочих, три капитальных одноэтажных дома из деревянных щитов для служащих и начальствующего состава, складские помещения для хранения материалов, столовая для рабочих, баня, а также электростанция постоянного тока на 110 в. Последняя предназначалась для освещения помещений и мест работы в 3-ю ночную смену. Дома оборудовались местным водопроводом и канализацией, за пределами домов устраивались отхожие места в виде бетонных будок, а также бетонные сараи-ледники для хранения продуктов.

На месте будущего форта начинали с помощью взрывчатки выбивать траншею для подбрустверной галереи и одновременно с этим оборудовали источник воды с каптажем и водоподъемниками (так как обычно воду брали из ручья где-нибудь в ложбине ниже места работ), строили временный бетонный завод и электрическую станцию. Укладывали бетонную массу бруствера, одновременно вынимая грунт из напольного рва. Достигнув нужной отметки, с помощью перфораторов и паровых буров производили взрывные работы и таким образом делали выемки под кофры, из которых сразу же начинали проходку контрминных галерей. Позднее набивали бетон самих кофров, вели проходку глубинных потерн, возводили убежища противоштурмовых орудий и барбеты. При прокладке тоннелей широко использовали буровзрывной метод. И только в последнюю очередь приступали к строительству горжевых казарм, промежуточных капониров, облицовке эскарпа и контрэскарпа бетоном или камнем. В результате, практически с самого начала работ форт был готов к обороне.
На первой стадии строительства – как полевой редут (траншея для бруствера), затем – как временное укрепление (готовый бруствер и неотделанный ров с зачатками контрминных галерей и потерн, которые можно было использовать как безопасные от бомбардировки убежища), и, наконец, – как долговременный форт.
Большая часть работ была выполнена под руководством начальника инженеров и Строителя Владивостокской крепости военного инженера генерал-майора А.П. Шошина. К 1917 г. форты были готовы более чем на 2/3 и представляли собой серьезную боевую силу. Однако к этому времен и пехотная часть гарнизона и большая часть личного состава крепостной артиллерии были отправлены на фронт, туда же отправили и большую часть орудий, снятых с береговых батарей. За годы Гражданской войны крепость утратила боеспособность из-за снятия тяжелого вооружения и отсутствия гарнизона, при этом ее бетонные и земляные фортификационные сооружения не пострадали


В 1923 г. Крепость как организация была официально упразднена, но специалисты, в том числе иностранные, обследовавшие ее сооружения сразу же после установления в Приморье Советской власти, отмечали, что восстановление ее былой мощи лишь вопрос времени.

Только в 1929 г. из-за усложнения международной обстановки во Владивостоке начались работы по воссозданию береговой обороны. Следующий этап массового оборонительного строительства во Владивостоке начался в 1932 г.
Сохранившиеся до наших дней береговые укрепления бывшего Владивостокского сектора Береговой обороны Тихоокеанского флота (ВСБО ТОФ) создавались на базе бывшей Владивостокской крепости.
Их строительство продолжило развитие и совершенствование обороны Владивостока, и они также являются ценнейшими памятниками военно-оборонительного зодчества и истории военно-морской артиллерийской техники.
К 1932 г. на старых крепостных артиллерийских позициях оборудовали батареи №904 (четыре 152-мм пушки Канэ) на о. Шкота к югу от о. Русский, №912 (четыре 152-мм пушки Канэ) у б. Филипповского на западном побережье о. Русский, №921 (четыре 152-мм пушки Канэ) у бухты Соболь, №922 (четыре 152-мм пушки Канэ, впоследствии четыре 130-мм пушки Б-13) на бетонном массиве дореволюционной 254-мм батареи (батарея № XIII) в районе м. Житкова на восточном побережье Русского острова, №913 (четыре 120-мм пушки) на бетонном массиве дореволюционной 254-мм батареи (батарея № XXX) на м. Створный (западный берег о. Русский) и №923 (четыре 120-мм пушки) на м. Басаргина (батарея Басаргин). Кроме того, в районе бухты Воевода на Русском острове разместили батарею №911 на четыре 305-мм гаубицы, расположив ее на позиции дореволюционной 11-дюймовой мортирной батареи № XXV. Такая батарея являлась уникальной для всей береговой артиллерии СССР. Для обслуживания батарей была сформирована 9-я артиллерийская бригада. В 1932 г. для защиты входа в бухту Золотой Рог возвели батарею №924, четыре 120-мм пушки которой разместили на бетонном массиве одной из самых старых батарей Владивостокской крепости – Голдобинской нижней.

После вторжения японских войск в Маньчжурию в 1931 г. во Владивосток направили три железнодорожные батареи – батарею № 1 на две 203-мм пушки, батарею № 2 на три 152-мм пушки Канэ и батарею № 3 на три 130-мм пушки, которые составили 5-й отдельный морской железнодорожный артиллерийский дивизион. После принятия решения о воссоздании военного флота на Тихом океане в 1932–1934 гг. были построены стационарные береговые батареи №982 (с использованием форта №10) и №902 на о. Русском, а также батарея №901 на о. Попова, вооружение которых составили двенадцать новейших 180-мм артиллерийских установок МО-1-180. В это же время построили мощнейшую на Тихоокеанском флоте башенную береговую батарею №981 им. Народного Комиссара обороны тов. Ворошилова (шесть 305-мм пушек длинной 52 калибра). Башни и станки орудий для этой батареи сняли с линейного корабля “Михаил Фрунзе” (б. “Полтава”), сильно пострадавшего от пожара 24 ноября 1919 г.

Для защиты восточного входа в пролив Босфор Восточный на о. Скрыплева несколько позже построили батарею № 101 на шесть 75-мм пушек Канэ.
Параллельно велись работы по строительству позиций тяжелых морских железнодорожных артиллерийских установок (ЖДАУ). К 1934 г. были сооружены бетонные основания на позиции “Гнилой Угол” в долине р. Объяснения, причем ветку в “Гнилой Угол” пришлось построить специально. Для быстрого маневра железнодорожными установками между позициями и базой, оборудованной в долине Первой Речки в 1932–1934 гг. пробили специальный железнодорожный тоннель “имени тов. Сталина” длинной 1380 м под водораздельным хребтом между долиной Первой речки и речки Буяковки. В 1934 г. построили позицию “Эгершельд” на полуострове Шкота вблизи недостроенной каботажной гавани.

В 1933–1934 гг. во Владивосток прибыли три 356-мм ЖДАУ ТМ-1-14, составившие батарею № 6, размещенную на позиции “Гнилой Угол”, а также шесть 305-мм ЖДАУ ТМ-2-12, составивших батареи № 7 и 8, первую из которых разместили на позиции “Эгершельд”. Все отдельные батареи и 5-й дивизион объединили в 12-ю морскую железнодорожную артиллерийскую бригаду.
Все батареи в районе бывшего крепостного района вошли в состав Владивостокского укрепрайона Тихоокеанского флота (УР ТОФ), сформированного в 1933–1934 гг. (С 1940 г. – Владивостокский сектор береговой обороны (ВСБО).
В 1940-е годы строительство объектов береговой обороны продолжалось, но оно производилось вне Владивостока.
Побережье под Владивостоком было также оборудовано системой противодесантной обороны, в состав которой входили свыше 50 железобетонных и каменно-бутовых долговременных огневых точек (ДОТ) и орудийных полукапониров (ОРПК), строившихся в 1934, 1938, 1940 и 1941 гг.

В конце 50-х–начале 60-х годов береговые батареи были разоружены, за исключением 122-го башенного артиллерийского дивизиона (бывшая батарея №981). Кроме того, на батарее №982 на Русском острове сохранили матчасть.
Поскольку новые батареи были построены на территории бывшего крепостного района и выполняли ту же самую задачу, что и ранее функционировавшие здесь береговые батареи Владивостокской крепости, их строительство рассматривается как естественное развитие крепости, тем более, что они входили в единый неразрывный оборонительный комплекс с теми батареями крепости, которые были модернизированы, перевооружены и использовались в советское время до 1945 года по прямому назначению.
Историки, архитекторы и краеведы начали выявлять и рассматривать оборонительные сооружения Владивостока как памятники истории и культуры с 1980-х годов. С этого времени отдельные сооружения постепенно принимались под государственную охрану решениями Приморского краевого Совета народных депутатов.
Ансамбль сооружений Владивостокской крепости в целом был включён в перечень объектов культурного наследия федерального (общероссийского) значения Указом Президента от 20.02.1995 г. № 176 с наименованием: «Комплекс фортификационных сооружений Владивостокской крепости, 1889-1914 гг., инж. Величко К.И., Шошин А.П., Чернокнижников К.С. и др.»

Краткое описание объекта культурного наследия федерального (общероссийского) значения «Комплекс фортификационных сооружений Владивостокской крепости, 1889-1914 гг., инж. Величко К.И., Шошин А.П., Чернокнижников К.С. и др.»

Возводимая в течение более сорока лет Крепость Владивосток является одной из лучших и мощнейших морских крепостей мира. При ее проектировании и строительстве были применены инженерные решения (широкое и расчлененное расположение элементов фортов, точное соответствие их форм рельефу местности, тщательно продуманные условия, обеспечивающие максимальное сохранение личного состава от обстрела из артиллерии самых крупных калибров) опережающие современное состояние военно-инженерной мысли.
В настоящее время сохранились и входят в состав памятника - комплекса Владивостокской крепости 122 сооружения.
На линии обороны крепости, построенной в 1899–1904 гг. располагаются:
1) На высотах в 3–7 км от бухты Золотой Рог поперек полуострова Муравьева-Амурского – форты Графа Муравьева-Амурского и Суворова и промежуточные опорные пункты – люнет № 1, Укрепление № 1, Люнет № 2, Люнет № 3, Укрепление № 2, Саперный редут № 4, Редут № 5, форт Линевича, а также батареи крепостной артиллерии А, Б, В, Г, Д, Е, Ж, З, И, К и Л.
2) В северной части о. Русский – форт Русских на г. Русских, а также форт Поспелова и батарея Н крепостной артиллерии, расположенные на Саперном полуострове между бухтой Новик и проливом Босфор Восточный.
Первая очередь долговременных сооружений крепости, запроектированная в 1899 г. известным военным инженером полковником К.И. Величко, является полным аналогом знаменитых Порт-Артурских укреплений, возведенных по его же проекту. Сооружения Владивостокской крепости, построенные с учетом опыта героической обороны Порт-Артура в 1910–1917 гг., не имели аналогов в мировой практике

Форты и опорные пункты проекта 1899 г. имеют малое количество казематированных и подземных помещений и небольшую толщину бетонных покрытий (всего лишь три фута, т.е. 0,9 м), способных выдержать только обстрел из 6-дюймовых орудий подвижной корпусной артиллерии. Так, если форты Графа Муравьева-Амурского, Суворова и Русских представляют собой довольно крупные оборонительные сооружения, они имеют глубокие рвы и высокие валы, а также вместительные казематированные убежища, то они не имеют потерн, подземных галерей, соединявших кофры (казематированные сооружения для продольного обстрела рвов) с внутренним двориком форта, что существенно понижало их боевую устойчивость.
Опорные пункты, которые имеют такие потерны, наоборот были, как правило, оборонительными сооружениями менее укреплёнными и с очень малым количеством казематированных убежищ. Ни на одном из укреплений не было подземных контрминных галерей, защищавших кофры от подземной минной атаки. Все эти недостатки, за которые в Порт-Артуре пришлось заплатить большой кровью, были вызваны экономическими причинами и недооценкой мощи артиллерии вероятного противника – Японии со стороны руководителей Военного министерства.
На главной линии обороны крепости, построенной в 1910 – 1916 гг. располагаются:
1) На высотах по южному борту долины реки Седанка поперек полуострова Муравьева-Амурского от б. Горностай в Уссурийском заливе до побережья Амурского залива – форты № 1–7, промежуточные долговременные опорные пункты литер «З» и «Е» и начатые постройкой опорные пункты литер «Ж» и литер «А».
2) По южному побережью острова Русский на высотах, господствующих над наиболее десантоопасными участками берега – форты №9–12.

Форты проекта 1910 года имеют много казематированных и подземных сооружений, толщина бетонных покрытий, уложенных по стальным швеллерам или тавробимсам на асфальтобетонной прослойке достигает 2,4–3,6 метров, что обеспечивало защиту даже при обстреле из 420-мм орудий. Эти форты весьма своеобразны и существенно отличаются друг от друга. Например, форт № 2, расположенный на горе Варгина, занимает по площади территорию, сопоставимую с Петропавловской крепостью в Санкт-Петербурге, длина его разного рода подземных и закрытых сообщений (подбрустверных галерей, потерн, контрминных галерей и тоннельных убежищ) составляет более 3,5 километров, а эхо в потернах слышно в течение нескольких десятков секунд. Форт № 3 на горе Попова также имеет весьма разветвленную систему подземных коммуникаций, в том числе скрытый выход в тыл. Его сооружения расчленены и контролируют очень большую территорию, не имея аналогов среди современных ему сооружений зарубежных крепостей. Площадь территории форта № 3 составляет 33 га. Форт № 4 обладает классической для русских фортов трапециевидной формой, а его двойной кофр с "многобашенным" фасадом и ступенчатые обратные скаты стрелкового бетонного бруствера имеют очень выразительную архитектуру. Хорошо вписанный в крутые скаты горы Седанка форт № 6, имеет обширные тоннельные казармы и также разветвленную систему подземных коммуникаций, в том числе тыльный выход. Поскольку на Русском острове ведение постепенной атаки против фортов Южного отдела обороны крепости и бомбардирование их осадной артиллерией крупного калибра было маловероятно, форты №9–12 имеют более высокую степень расчлененности, чем материковые форты, занимают, как правило, очень большую площадь и имеют между группами их элементов только огневую связь.

Морские подступы к Владивостоку защищали около 50 береговых батарей калибра от 57 до 280 мм и 23 береговых капонира и полукапонира, представлявших собой бетонные убежища для выкатной артиллерии.
Батареи, построенные до русско-японской войны и во время военных действий, (всего около 30) выполнены, как правило, в долговременном варианте, то есть имеют бетонные основания для орудий, бетонные брустверы и разделительные траверсы между орудийными двориками, в которых устраивали хранилища боеприпасов и убежища для артиллеристов. Таких батарей в крепости имелось 18. После русско-японской войны, в период с 1909 по 1917 гг. строились еще около 20 батарей, но большинство из них возводилось по временной схеме, то есть с бетонными основаниями для орудий, земляным бруствером и временными погребками с перспективой перестройки их в долговременные. Только на трех береговых батареях на о. Русском (№ XIII, XVII и XXX), вооруженных 10-дюймовыми пушками, и двух береговых батареях у б. Горностай (№ I и II), вооруженных 11-дюймовыми мортирами, были возведены все положенные по проекту бетонные конструкции.
При их создании также учли опыт русско-японской войны. Эти батареи почти не имели открытых неприятельскому огню бетонных поверхностей, их пороховые погреба были укрыты глубоко под земляными траверсами, под бруствером батарей была устроена потерна-убежище.

Башенные 12-дюймовые батареи не были достроены, на батарее № VII в районе бухты Тихой выполнили тоннельные работы и уложили большую часть бетона, но к монтажу металлических конструкций башен приступить не сумели, поскольку башенные артиллерийские установки были переадресованы в Морскую крепость Петра Великого (Ревель). На Русском острове на батарее № XIX выполнили только тоннельные работы. Береговые капониры, строительство которых началось в 1910 г. были к 1916 г. готовы почти все.
Кроме оборонительных сооружений крепость имела большое количество казематированных и подземных пороховых погребов, казематированный мясохолодильник, разветвленную сеть дорог, аэродром, эллинг для дирижабля, большой казарменный фонд, который мог свободно вместить до 80 тысяч человек гарнизона, гарнизонные церкви, штабные помещения и т. д.
Все тяжелые батареи 1930-х годов были поставлены на закрытых позициях, их оборудовали большим количеством бетонных и подземных сооружений, обеспечивавших защиту силовых станций и погребов с боеприпасами от авиационной бомбардировки, обстрела тяжелой артиллерией и от применения отравляющих газов. Предусматривалась система аварийного орошения погребов при угрозе возгорания или взрыва боезапаса. Командные пункты (КП) этих батарей оборудовали на значительном удалении от огневых позиций и, как правило, соединяли их с батареями подземными галереями (потернами). В частности, огневую позицию батареи №982 соединили многометровой (около 250м) потерной с подбрустверной галереей бывшего форта № 10 Владивостокской крепости, где оборудовали командный пункт.

Особого внимания заслуживает планировочная структура всего комплекса крепости. На протяжении всего периода создания оборонительной системы одновременно происходило создание дорожной сети, необходимой для строительства и дальнейшей жизнедеятельности оборонных объектов. Дороги были одним из важных элементов, обеспечивающих строительство крепости.
Трассировка дорог, конструкции (мосты, ограждения, водоотводные системы), технические характеристики (уклоны, радиусы поворотов и т.п.), рассчитаны на транспортные средства конца XIX – начала XX в.
Крепостные дороги – полноправная часть оборонительного крепостного комплекса. Принятая в соответствии с утвержденными в то время теоретическими схемами обороны радиально – кольцевая система планировки дорог была применена при строительстве Владивостокской крепости.

Основные составляющие этой системы во Владивостоке сохранились.
На полуострове Муравьева-Амурского дорога от пр.100-летия Владивостоку до пос. Горностай, проходящая через весь полуостров от Амурского залива до Уссурийского залива, - это главная рокадная магистраль. От нее ответвляются несколько радиальных связей к комплексу пороховых погребов, расположенных под прикрытием южного склона Седанкинского хребта, и далее, в тыл.
На о. Русском главная рокада представляет собой кольцевую магистраль с ответвлением на п-ов Саперный. От нее отходят радиальные дороги к казарменным городкам, пороховым погребам, электростанции и т.п., расположенным в основном вдоль берегов бухты Новик, спрятанной в глубине острова.
Среди всех дорог комплекса необходимо выделить планировочную структуру оборонительного участка в районе мысов Поспелова и Новосильского. Дороги, ведущие от батареи Поспеловской к Новосильцевской, батарее «Н», Форту Поспелова и далее к каналу (Поспеловский комплекс укреплений), являются рокадами – фортовыми магистралями. Незадействованность оборонительных сооружений в военных целях с одной стороны, а с другой - удаленность их от городской застройки способствовало тому, что Поспеловский комплекс и окружающий ландшафт дошли с начала XX столетия до наших дней почти в неприкосновенном виде и имеет большую историческую ценность как единый комплекс фортификационных сооружений, сохранивший свои подлинные черты.

Перестройки и утраты, изменившие первоначальный облик объекта культурного наследия

На форту Графа Муравьева-Амурского срыта часть рва, частично засыпан двойной кофр, полностью засыпан одиночный кофр в северо-восточной части форта, разрушена потерна.
Форт Линевича - засыпан ров с двойным кофром, утрачен контрэскарп рва.
Форт № 5 - капонир поврежден, убежище артиллерии разрушено взрывами, сооружены пристройки к брустверу.
Форт №7 – во время эксплуатации воинскими частями в середине ХХв. замурованы проёмы, возведены перегородки в потернах (в настоящее время проёмы и планировка помещений восстановлены); в начале XXIв. земляные сооружения форта повреждены карьерами.
Форт № 11 – перепланирован в 1970-е годы, когда там разместили командный пункт 125-го артиллерийского полка Тихоокеанского флота. В ходе приспособления правой подбрустверной галереи под помещения КП она была разгорожена бетонными перегородками на ряд мелких помещения для размещения штабных служб и личного состава. Убежище артиллерии на левом фланге форта было приспособлено под столовую и автономную силовую станцию, при этом был замурован один из проемов сквозника. При приспособлении под узел связи центрального убежища для артиллерии была произведена частичная перепланировка помещения, заделаны старые входы и прорублены новые.
Форт № 10 был приспособлен под размещение КП 982-й батареи в 1932 г., при этом перепланировали часть его подбрустверной галереи и пробили потерну между этой галереей и огневой позицией батареи.
Форт №9 был приспособлен под размещение командного пункта 1-го Отдельного артиллерийского дивизиона Владивостокского сектора Береговой обороны (первоначально ВУРа, а до этого 9-й артбригады БОДВ) в 1932 г. При этом часть обратного ската бруствера была откопана и в обнажившейся стене подбруственой галереи пробили окна.
Форт № 12 в 70-е годы XX столетия он был частично перестроен при размещении там РЛС ПВО. Частично была изменена геометрия входных проемов на левом люнете. На правом редуте к одному из убежищ для артиллерии пристроили гараж для техники и выбрали земляную засыпку из барбета для размещения там стоянки для техники
Батарея Безымянная - разрушены 2 орудийных дворика и правофланговая позиция скорострельных пушек при строительстве ТИНРО в 1976 г.
Редут № 5 - засыпаны и застроены гаражами рвы вместе с кофром.
Саперный редут № 4 – существенно повреждены территория и земляные сооружения при строительстве автомобильных стоянок и площадок.
Укрепление № 1 - засыпан участок фронтального рва.
Укрепления № 2 - частично утрачены земляные сооружения, при строительстве автостоянки засыпаны ров вместе с капониром-мостом.
Батарея Тигровая – засыпаны орудийные дворики и бетонные пороховые погреба. В 1934 г. казематированные помещения были приспособлены для размещения одного из командных пунктов Противовоздушной обороны. При этом казематы были частично перепланированы, пристроены дополнительные помещения, производилась дополнительная засыпка казематов грунтом с целью увеличения их защитных свойств. В 2011г. строителями снесено орудийное основание, в 2014г. срыта часть территории памятника и обваловка порохового погреба.
Батарея Саперная – практически уничтожена в процессе строительства школы в 60-е годы, сохранилась незначительная часть.
Батарея Соболь - в 1932–1935 гг. был выполнен ряд работ по ее кардинальной перестройке, поскольку потребовалось установить на ней вместо 11-дюймовых береговых орудий 6-дюймовые пушки Канэ с увеличенным до 60 градусов углом возвышения. При этом кардинально переделали орудийные дворики, уменьшив их внутренние размеры. В погребах были переделаны своды с установкой противооткольной одежды потолков, один погреб отстроен заново, а также построен отдельно стоящий командный пост.
Батарея № XII - в годы Великой Отечественной войны была произведена перепланировка территории, связанная с оборудованием здесь позиции зенитной батареи, для зенитных орудий здесь были оборудованы бутобетонные дворики.
Батарея Назимовская – при уничтожении списанного боезапаса взорван один казематированный траверс с пороховым погребом.
Батарея 55-й высоты – при строительстве автомагистрали в 2010 – 2013 годы снесён дальномерный павильон, часть бетонного бруствера на правом фланге и часть территории батареи.
Батарея береговая № XIII – в 1930 гг. срыта обваловка, частично перепланированы внутренние помещения, пробит проем в южной стене подбрустверной галереи, сооружена рубка управляющего огнем.
Батарея береговая № XIX – пещеры повреждены взрывами.
Батарея № XXVIII разрушены в 1930-е годы все орудийные дворики кроме одного.
Погреб пороховой № 10 – проложены новые потерны между тоннельными хранилищами.
Полукапонир береговой № 1-б – изуродован взрывами.
Капонир № 6– подорван (повреждён) при утилизации боеприпасов.
Люнет № 1 – уничтожен застройкой, сохранилась только горжевая казарма.
Батарея А - в 1971 г. были засыпаны старые земляные орудийные дворики и на их месте построены железобетонные орудийные дворики для 130-мм пушек Б-13 одной из батарей Владивостокского оборонительного района Тихоокеанского флота

Засыпаны землей земляные батареи:
Батарея береговая №XVIII;
Батарея береговая №XV;

Утрачены:
Батарея Куперовская – 1960-е гг., 2008 г. , строительство ДВВИМУ.
Батарея Иннокентьевская, строительством ДВВИМУ 1950-60-е годы.
Батарея Лагерная.
Батарея Голдобинская нижняя – строительством склада ГСМ рыбного порта в нач. 1990-х годов.
Батарея Голдобинская мортирная – строительством диспетчерского пункта в 70-80-е годы.
Участки непрерывной оборонительной линии (межфортовый ров) проекта 1899 г. – разрушены в 1970-е годы при жилищном строительстве.
Батарея З – строительством «Зеленого Угла» в 1970-е годы.
Люнет № 2 – строительством промзоны на ул. Днепровской, начало 1970-х годов.
Люнет № 3 – жилищным строительством на ул. Юмашева, выше корпусов Дальрыбвтуза – нач.1980-х годов.
Укрепление Встречное (запасной форт № I) – уничтожено при строительстве корпусов Медицинского Университета в 1950-60- годы.
Береговая батарея мыса Бурного – жилищное строительство начала ХХ в.
Береговой полукапонир № 19 – снесён в середине 1970-х при планировке берега.
Береговой полукапонир № 21 – снесён в конце 1960-х при постройке рыбокомбината.
Батареи Е и Ж в районе Укрепления № 2 снесены.
Полукапонир № 22 - уничтожен при строительстве рыбокомбината.

Реставрационные работы, проведённые на сооружениях Владивостокской крепости.

Батарея Безымянная - воссоздание бетонных сооружений, реставрация фасадов; ВООПИК, ООО «Альтаир», 1990-е годы. Реставрация и гидроизоляция бетонных стен; Министерство культуры РФ, 2010г.
Батарея Новосильцевская – комплексная реставрация бетонных сооружений памятника; воссоздание стальных элементов, в том числе броневой крыши дальномерного павильона; установка стальных реплик орудий, стоявших на вооружении батареи; благоустройство территории; Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры «Агентство по управлению и использованию памятников истории и культуры» (ФГБУК АУИПИК), СТС «Альп», 2011-2012гг.
Батарея Петропавловская мортирная, Погреб пороховой П1, Батарея Ларионовская на пике - установлены стальные двери по подобию первоначальных; ФГБУК АУИПИК, ОАО «Ремстройцентр», 2007 г.
Укрепление №1 – реставрационный ремонт стен: заделка, разборка замуровок и восстановление проемов, восстановление карнизов и киотов, установка дверей и решеток; ФГБУК АУИПИК, ППСК «ГЕМИС», 2008г.
Форт № 7, - ремонт стен, разборка замуровок и восстановление проемов, штукатурка, восстановление карнизов и киотов, установка стальных ворот, дверей и решеток, установка оконных заполнений, воссоздание и реставрация козырьков, кованых кронштейнов, лестницы на редюит на сооружениях технического блока, потерны, левого тыльного выхода, выхода на редюит, кофра; ФГБУК АУИПИК, ППСК «ГЕМИС», 2008г., 2009г. Реставрационный ремонт фасада и кровли выхода на редюит, Министерство культуры РФ, 2010г.
Форт Поспелова - разборка замуровок, восстановление проемов, штукатурка, восстановление лестницы в кофре, установка стальных кованных ворот, дверей, решеток, ограждения лестницы в кофре, установка колпаков на световые колодцы, ремонт пола в потерне, прочистка дренажа; ФГБУК АУИПИК, ППСК «ГЕМИС». 2008г.
Батарея №XII – раскопаны орудийные основания батареи; ФГБУК АУИПИК, ООО «Строительная компания «Магистраль», 2012г.
Батарея №XIII – расчищены от навалов земли и растительности орудийные основания; ФГБУК АУИПИК, ООО «Строительная компания «Магистраль», 2012г.

Библиография и архивные источники.

1. Матвеев Н.П. Краткий исторический очерк г.Владивостока за 50 лет его существования. Владивосток, 1910; 2-е изд. Владивосток, 1990.

2. Н.Б. Аюшин, В.И. Калинин, С.А. Воробьев, Н.В. Гаврилкин. Владивостокская крепость. Владивосток. Дальнаука. 2006.
3. Касьянов В.Л. В южных гаванях Сибири.// Вестник ДВО РАН.1996. № 5. С.89-95.
4. РГАВМФ, ф.870, оп. 1, д. 8210.
5. РГАВМФ, оп. 16, д. 48, л.2-32.
6. Алексеев А.И. Как начинался Владивосток. Владивосток, 1985.
7. РГВИА, ф. 13149, оп. 4, д. 471, 472, 475, 832.
8. РГВИА, ф. 400, оп. 1, д. 470, 598, 635, 635, 893.
9. РГВИА, ф. 400, оп. 12, д. 24310,
10. РГВИА, ф. 349, оп. 8, д. 1540, 1543, 1544.
11. РГВИА, ф. 802, оп. 2, д. 202, 964, 975, 978, 980,
12. РГВИА, ф. 802, оп. 5, д. 832, 856, 1580, 13086, 11563, 13086, 11563, 11580, 10089, 13086, 10538, 12221, 11401, 12073, 14758, 14757, 15442, 15797, 15640, 16052, 16324, 16331, 16801, 16812, 16813, 16793, 16795, 16798, 16801, 16810,
13. РГВИА, ф. 802, оп. 8. д. 1176,
14. РГВИА, ф. 13149, оп.4, д.1, 2, 11, 12, 26, 52, 117, 129, 139, 212, 167, 832, 475, 447, 485, 472, 846, 492, 840, 852, 486, 488, 492, 498, 505, 521, 528, 539, 554, 557, 582, 608, 966, 970, 976, 979, 980, 982, 505, 846, 853, 985, 1001, 1097,
15. РГВИА, ф. 13149, оп. 15, д.2, 3
16. РГВИА, ф. 13149, оп. 5, д. 23, 24, 28, 61, 70, 91, 117, 139, 164, 170, 197,198, 249, 279, 490, 494, 538, 718, 753, 812, 1015, 1251, 13086
17. РГВИА, ф. 13149, оп. 18, д. 5617, 11678
18. РГВИА, ф. 13149, оп. 8, д. 1989,
19. РГВИА, ф. 13149, оп. 3, д. 28, 34,
20. Калинин В.И., Анча Д.А., Аюшин Н.Б. Павел Федорович Унтербергер// Записки Общества изучения Амурского края.
21. Von Hansen A. Stammtafafeln nicht immatrikulierter baltishsher adelsgeschlechter/ band I/ Lieferung 5-6. Reval, 1935.
22. K. Enigk. Geschichte Der Helmintologie im deutschsprachigen Raum. Stuttgart, New York: Gustav Fisher Verlag, 1987.
23. РГИАДВ, ф. 1, оп. 1, д. 5444, 1137, л. 3, 2805, л. 1-6, 11, 12, 14-17.
24. Романов Н.С. Летопись города Иркутска за 1881-1901 гг. Иркутска: Восточно-Сибирское книжное издательство, 1993.
25. Мизь Н., Луганский Ю. Путь на Восток. Из жизни царя-мученика Николая. Владивосток, 1998.
26. Унтербергер П.Ф. Очерк Приморской области 1856-1898 гг. СПб., 1900.
27. Список генералам по старшинству, составленный по службе вне военного ведомства. Составлен по 1 января 1913 г. СПб., 1913, С.9.
28. РГИАДВ, ф. 1, оп. 1, д. 1536, л. 2, 5.
29. Зуев В.Н. Сухопутные силы России на Дальнем Востоке в канун Октября 1917 г.: Структура, дислокация, численность // Вопросы истории гражданской войны и иностранной интервенции на Дальнем Востоке. Сб. науч. тр. Владивосток, 1994. С.46-52.
Унтербергер П.Ф. Приамурский край 1906-1910 гг. СПб., 1912.
30. Международные отношения на Дальнем Востоке. М., 1973. Т. 1.
31. Большая энциклопедия. СПб., 1904; Военная энциклопедия. СПб., М., 1910-1916.
32. Приказ по войскам Приамурского военного округа № 48, 31 июля 1886 г. – РГИАДВ, ф. 702, оп.1, д. 58, л. 94.
33. Приказ по войскам Приамурского военного округа №9, 13 января 1887 г. – РГИАДВ, ф. 1615, оп.1, д. 2, л. 20.
34. Газ. «Владивосток», 11 октября 1898 г.
35. Русско-японская война 1904-1905 гг. СПб.: Изд. Ген. штаба, 1910. т. 1. IX.
36. Яковлев В.В. История крепостей. Эволюция долговременной фортификации. СПб: Полигон, 1995.
© Владивостокская Крепость, 2014
Все права защищены, при использовании материалов с интерактивной карты обязательна ссылка на ресурс